«Западный металлолом с табличками «Не для полетов над США» я в Ижевск не возьму»

Генеральный директор ИжАвиа - одна из самых неприступных для журналистов медиаперсон Ижевска. На личные просьбы об интервью Александр Городилов обычно отвечает кратко: Братцы! Ну не люблю я это дело - языком трепать, работать надо! В ноябре в компании произошло сразу несколько знаковых событий. Туристический блогер, ведущий ГородФМ Андрей Попов воспользовался случаем и пригласил руководителя в прямой эфир радиостанции. Эмоциальное интервью Александра Городилова о значимости регионального перевозчика, международном аэропорте в Ижевске, о российских альтернативах зарубежного отпуска, металлоломе из Невады и роли Дона Корлеоне в своей жизни на сайте gorodfm.net.

Городилов ИжАвиа

Влад Аганов - ведущий «ГородФМ»: Александр Викторович как произошло ваше знакомство с авиацией, нравится ли вам работа?

Городилов: Влад, жаль, что слушатели не видят моего красного лица, сразу хочу извиниться перед радиослушателями, сразу хочу сказать, что это радио-дебют. Если будет «криво» не судите строго. Но если коротко, я, как и все нормальные пацаны 70-х, то есть советской эпохи мечтал, как в 30х когда-то об ОСОАВИАХИМе, о полетах и т.д. Поэтому с 5 по 10 учился и закончил школу юных летчиков. Ну тогда в Советском союзе дальше по одной причине дело не пошло, не получилось стать пилотом, не военной, а именно гражданской, не получилось. Эту мечту пронес через всю свою жизнь и вот на 47-м году сознательной жизни в связи с течением обстоятельств получилось заниматься любимым делом. Не надо никогда напрягать историю, если ты не вредный, она сама выведет к твоей цели не по твоей воле. В 2014 году я закончил, немного похвалюсь, с отличием Санкт-Петербургский институт гражданской авиации, занимаюсь этим делом не факультативно, а на профессиональной основе, чего и всем желаю.

Андрей Попов: Я, как туристический блогер, много раз пытался попасть в кабину пилотов. Посмотреть изнутри на все это дело. Но обычно отказывали. Скажите бывали случаи, когда люди просились в кабину к пилотам, посмотреть, как все устроено?

Городилов: Начнем с того, что лично у меня никто никогда не просился, на земле мы разрешаем, а в небе это совсем другое дело, мы в день запускаем, отправляем 2,5-3 тысячи людей. Это очень большая ответственность не только перед законом, но и перед Богом. Поэтому там все четко регламентировано. Простое любопытство может быть уместно где угодно - в трамвае, троллейбусе, но только не там.  Скажу, что не грешит этим и генеральный директор. Если у него нет задания - проверка экипажа, он никогда не зайдет в кабину экипажа не зависимо от этапа полета.  На земле мы открыты всем, в небе, простите.

Попов: Кстати, по поводу открытости, у нас в аэропорту недавно прошел первый  плейнспоттинг (наблюдение за самолетами). Много журналистов было, фотографов массу запустили. Классная идея была. Рукоплещу просто. 

Аганов: Ну давайте тогда ближе к делу, как в целом поживает ижевский аэропорт? Как поживает «ИжАвиа»? Известно, что в последнее время компания в числе лидеров по числу заполнения кресел на рейсах. 

Городилов: Братцы, да мы ничего особенного не сделали, мы просто стали эффективно использовать «пролозные ёмкости». Проще говоря, раньше на те же расстояния мы ходили полупустые в силу определенных обстоятельств, в силу экономической ситуации, которая была еще несколько лет назад, теперь мы эти «пролозные ёмкости» используем практически на 100%.

Попов: Это как?

Городилов: Сухие цифры, если мы в 2011 году перевезли 168 тысяч пассажиров за год, то уже в 2014-м, открою маленькую тайну - 25 ноября (спешите покупать билет - к слушателям) мы перевезём 300-тысячного пассажира за неполный год. У нас 12 судов. И это их предел. Теперь идет вопрос об увеличении парка. Потому что, если  104 кресла, то 105-го пассажира, вы понимаете, мы куда-то между кресел не посадим. 

Попов: Как вам удалось убедить людей, что летать выгодно?

Городилов: У меня еще два показателя, а потом объясню секрет. На самом деле - все гениальное просто. Так вот Росавиация оценивает 35 ведущих авиакомпаний, в которых теперь и мы. По трем основным показателям: перевезено пассажиров, пассажирооборот и в процентах занятости пассажирских кресел. За 8 месяцев мы выросли на 35 %, вся гражданская авиация страны всего лишь на 12% в целом, по второму показателю выросли на 43 %, гражданская авиация - чуть менее 9%. По занятости кресел, мы показали рост 2 %, российская авиация - 0,5 %. Ну а секрет  генальности прост -  нужно просто любить свое дело и заниматься им, как у нас занимаются от уборщика вокзального помещения до генерального директора. 

Аганов: А Вы сами часто летаете?

Городилов: Вот в прошлом году я был приятно удивлён, видимо, когда занимаешься своим делом с любовью и отдаешь всю душу людям и вот этой, казалось бы, железной технике, в сентябре прошлого года меня поймали мои подчинённые и подсчитали мои перелеты за неполные полтора года, вручили вот этот вот приветственный адрес в рамочке за сотый перелет. 

Попов: Это каждые 3-4 дня получается, что ли? 

Городилов: Ну, наверное, где-то так. Жизнь в небе! 

Аганов: А Вы всегда по делу летаете в тот или иной город, или у Вас бывают такие оценочные полеты? 

Городилов: Нет, это все коммандировки. Генерального директора, как и волка, как и опера, кормят ноги.  Не сидишь на месте, никогда ничего само по себе не придет. По этому принципу у нас работают все руководители. Не надо изобретать велосипед! Не то время. Надо брать все хорошее, что есть у коллег. И даже где-то может быть и украсть, с тем, чтобы привить на территории Удмуртии.  Так вот, завершая ответ на ваш вопрос, мы развернулись лицом в сторону того, что видит пассажир. Он, как и женщина, любит ушами, видит глазами, и когда он садится в вовздушное судно, которые года 3 назад у нас были похожи внутри на ободранные автобусы, ты ему хоть заобъясняйся, что у нас поддержание летной годности сегодня входит в «пятерку» компаний, которые взяли из социализма все самое лучшее. И все в норме: поддержание летной годности, технические нормы обслуживания тяжелых, легких и тд. Они у нас сегодня выполняются от «А» до «Я», это по признаию самих надзорно-контрольных органов, которые заинтересованы в том, чтобы найти "соринку в глазу". Ну это были вещи интерьера, экстерьера. У нас остался крайний (в аваиции не говорят "последний", говорят "крайний") из наших ЯК-42-х, вот сейчас, когда мы перешли в этот зимний щадящий режим, мы отправляем последнее, восьмое судно, на реставрацию интерьера, экстерьера. Проще говоря, покрасим снаружи в нашу трехцветную окраску. За чужие деньги, не за свои, за счет лизингодателей. Чулком вывернем весь салон, вынесем до основания и занесем все новое: кресла, стеновые панели, потолочные покрытия... 

Аганов: Когда это планируется? 

Через неделю уйдет машина, кто следит за номерами, это 42 455 - одна из наших самых свежих машин, мы из нее сделаем эталон. Вот у зрителей хотим мнение узнать, хотим сделать в коже салон...

Аганов: Слушатели, нужно или нет? 

Городилов: Только помните, что у нас полгода зима, поэтому кожа она..., когда мы заходим в салон самолета, задний трап и передняя дверь через отсек бизнес-класса, они открыты, продуваются. Конечно, через 10 минут после закрытия будет тепло, но все равно придется садиться на кожу. 

Попов: Вот какие нюансы-то, а!

Аганов: Мне прямо захотелось сесть и полететь.

Попов: Так слетай. Ты когда последний раз летал на «ИжАива»?

 Аганов: Я на «ИжАвиа» никогда в жизни не летал.

Попов: Вот негодяй ты, негодяй! 

Аганов: Я боюсь летать. У меня есть такая фобия, но я с ней борюсь. Сегодня стало известно, что рейс Ижевск-Сочи станет регулярным, можно об этом поподробнее?

Городилов: Да, конечно. Не надо никому объяснять какое наследие подарил Президент Российской Федерации и вся страна городу Сочи после завершения Олимпийских игр. С момента моего медового месяца, который был 29 лет назад, 24 года подряд я ездил в Сочи. Последние 5 лет - нет. Поэтому приехал туда в сентябре этого года, мне было с чем сравнить. Вот этот микрофон не выдержит всех эмоций. Поэтому мы думали, конечно, об открытии рейса. Но до сентября я не предполагал как мы сможем загрузить горнолыжниками, сколько бы у нас их не было, еженедельные рейсы. Народ на сайте ИжАвиа голосовал, что не раз в месяц, не раз в 10 дней, а именно в неделю отправлять рейс. С вместимостью 120 кресел, это представлялось весьма затруднительно. Прошло то время, когда в социализме был бесплатный керосин, бесплатные воздушные суда раз в пять лет, сколько бы человек не летал, за тебя думали. Ты приходил на работу, командовал людьми, воздушное судно улетало, возвращалось, все. Теперь если из 120 кресел, меньше 84 человек, то этот рейс становится убыточным. И лишь 85-ый пассажир из 120 кресел приносит рубль. Поэтому здесь, вы сами понимаете, мы - государева контора, 100 % акций у Удмуртской Республики, последний из могикан, больше таких компаний не осталось, в Приволжском округе точно. Из 15-ти осталось три перевозчика и один государственный, поэтому совет директоров Городилова никогда не даст сделать, предваряя вопросы слушателей, не дороже - не дешевле, чтобы покрыть затраты и не быть нахлебниками из бюджета. Ну а нас нельзя финансировать по бюджетному кодексу РФ, поэтому мы очень строго за этим следим. Так вот знакомство с этим блестящим человеком, который сидит от меня по правую руку...

Аганов: Давайте его представим! Дмитрий Владимирович Богданов,  директор санатория «Знание» г. Сочи.

Попов: Как погода в Сочи?

Богданов: Добрый вечер Ижевск, погода в Сочи +20. Но, наверное, словами не передать, надо слетать и попробовать.

Аганов: В чем преимущество города Сочи, почему нужно ездить к вам, а не в Турцию или Египет?

Богданов: Вопрос очень частый. И, к сожалению, в России на него мало кто отвечает положительно. На самом деле, я отвечу легко. Дело в том, что нам нужно потихонечку отходить от того, что воспринимать Сочи как пляжный курорт. Нужно принимать как курорт лечебно-оздоровительный. Он, наверное, даже №1 в мире. К нам можно приехать, остановиться, и за 990 рублей в сутки получить хорошее проживание уровня три звезды, трехразовое питание, шведский стол, бассейн, диагностика, лечение, ряд процедур. Таких предложений нигде за рубежом не найдешь. 

Попов: Ну Болгария, наверное, самое ближайшее. Хотя по цене, конечно...

Богданов: Нет, нет. Болгария - там тоже отдых. Сочи по лечебно-оздоровительному комплексу на голову выше и тех же Карловых Вар знаменитых. И, конечно, намного дешевле, доступнее по цене. Чем допустим Баден-Баден, курорты Мертвого моря. И если еще раз говорить о путевках, турах, которые включают лечебно-оздоровительную составляющую: когда ты приезжаешь, отдыхаешь, при этом восстанавливаешь силы, энергию, и назад возвращаешься посвежевший, отдохнвуший, с горящими глазами и готов сворачивать горы. Конечно, нужно ехать в Сочи, повторюсь таких цен нигде в мире. 

Аганов: Я слышал, что была презентация зимнего курорта Сочи. В чем преимущество Сочи для горнолыжников,  чем преимущественен Сочи как зимний курорт?

Богданов: Это по сути первый горнолыжный сезон, когда Сочи открывает для россиян полноценный лыжный курорт. В прошлом году были олимпийские игры и все было ограничено. Представите, что на Красной поляне три великолепнейших курорта: это "Горки Город", Роза-хутор, курорт на реке Лаура, построенный Газпромом. Что такое курорт - это большое количество отелей разного уровня, большое количество развлечений, там на Красной поляне по меньшей мере два крытых аквапарка, один из них из отборного белоснежного песка. Также: два катка, хоккей, обучение детей, и каждый курорт имеет канатные дороги, горнолыжные трассы. Куча всяких развлечений. Выбор разный, хочешь - лыжи, сноуборд, хелиски. Я не говорю про качество снега - близость моря задает тот самый снег, который ценят все европейцы сноубордисты. Такой пушистый мягкий снег, катание по целине, его больше не найдешь нигде. Отмечу, что Красная поляна очень комфортная по катанию. Кататься два километра и выше не комфортно, слишком низкая температура воздуха. А когда приезжаешь в Сочи не нужно одевать пятнадцать разных одежек, великолепная индустрия, куча мест куда можно заехать выпить бокальчик глинтвейна, или чего покрепче. 

Попов: Это все работает? Просто после закрытия Олимпиады был ряд публикаций о том, что все объекты теперь закрыты под ключ, и руководство не знает что с ними делать. У людей сложилось такое мнение. 

Богданов: Работает. Все работает! Все отели открыты, начиная от мини-хостелов, от одной звезды до шикарных пятизвездочных. Причем поскольку отелей больших много, цена в них... ну вот в «Мариотте» можно было остановиться примерно за 5,5 - 7 тысяч рублей в сутки за номер. 

Аганов: Это очень дорого!

Попов: Это очень мало! Это «Мариотт»! 

Аганов: Для обычного среднестатистического человека...

Попов: Обычный среднестатистический человек за 10 дней отдыха где-нибудь в Египте или в Турции, платит 50 тысяч за меньший комфорт...

Богданов: Поэтому выбор есть для человека с любым уровнем дохода. Все могут приехать и подобрать для себя хорошее предложение с тем,  чтобы набор удовольствия казался намного круче, чем уплаченная за него стоимость.

Аганов: Вот Вы приелетели в Ижевск. У нас открывается регулярный рейс. Теперь часто будете летать? Чем Вам понравился Ижевск? И вообще дайте совет, как нам привлечь туристов? 

Богданов: Если больше фотографий ижевских девушек появится в интернете, то я думаю, что поток туристов в Ижевск вырастит сразу (смеется).

Аганов: Чем понравился Ижевск?

Богданов: Если честно, это мой не первый визит. Нас жители Удмуртской Республики очень любят, к нам и в этом году и в прошлом приезжает очень много гостей из Ижевска, Сарапула и других городов. Остаются довольными и главное - рекомендуют нас. Но есть проблема - нет прямого рейса. Добираться через Москву не так дорого, но это проблематично, для пожилого возраста, с семьями с детьми. Прямой рейс очень нужен. Это показал и опрос на сайте "ИжАвиа". И я здесь буду полностью солидарен. Потому что открытие прямого рейса резко увеличит поток туристов в наш город. Думаю, что многие сочинцы тоже сочтут необходимым прилететь в Ижевск. По делам, по работе.  Знаете, у нас уже диаспора хорошая в Сочи сформировалась из выходцев из Удмуртии. 

Аганов: У меня вопрос к Александру Викторовичу (Городилову), что нужно сделать для того чтобы привлечь туристов в город Ижевск. Например, очистить пруд, построить аквапарк, что еще можно сделать?

Городилов: Честно говоря, застали меня в врасплох. Конечно, летом пока была хорошая погода, я свои выходные дни провожу на Каме. И вот этот туристический кластер вокруг Каракулино, Усть-Бельское будет развиваться, и на эту тему есть правительственное решение. Поэтому у нас здесь рекламировать ничего не надо. Кстати, спасибо. Мы, наверное, напросимся к нему (Богданову в Сочи), если меня отпустят на Новый год, и прорекламируем нас там, чтобы, как говорится, любовь была взаимная. 

Аганов: А как думаете такая реклама, промо-акция в интернете сработает? 

Городилов: Думаю, да. А почему нет?! У них круглый год лето, пусть приезжают в наши снега. 

Попов: Мы тут от темы немного отклонились. Все-таки расскажите про параметры этого рейса (Ижевск-Сочи), сколько он будет стоить?

Городилов: Мы хотели сделать подарок жителям к Новому году. Просто не успеваем. Еще раз повторюсь, если у него загрузка будет меньше 70%, он будет убыточным. Не имеем права на это. Поэтому лучше мы раскачаем его к началу марта, даже если не получится, не люблю быть болтуном, вернее будет к концу марта- началу апреля, то мы войдем в обычное летнее расписание. В этом году мы дважды в неделю летали в Сочи и в Анапу в летний период. Перевезли только на Сочи и вернули обратно 13 тысяч (человек), на Анапу из Ижевска свозили около 10 тысяч. Вот также плавно мы пойдем и дальше. Будем использовать рекламу,чтобы перейти в тот зимний период с еженедельным рейсом (до Сочи), потому что от количества людей напрямую будет зависить стоимость.  В этом году мы летали со средней стоимостью 6500 рублей. Но это было лето - 100% загрузка разовой частоты в неделю, что будет зимой я не могу предсказать, но мы заинтересованы, чтобы как можно больше народу туда вылетало. Для этого проводятся Дни Сочи в Ижевске. Я здесь как связующее звено. Нам надо с ним (с Богдановым) привлечь пассажира, глядя на цены, глядя на комфорт. Лететь туда, или добираться поездом. Когда мы проводили презентацию для органов гос. власти, для представителей профсоюзов, все были заинтересованы, нас не отпускали часа 2-3. Главное сейчас - показать тот проудкт, который пока не всеми воспринимается, а народу уже выбирать - ехать ему за рубеж, не буду говорить в какие страны, где мы все с вами любим одыхать. Мне понравилось как он (Богданов) сегодня сказал, отдыхать там, где все включено... за 2 недели пьем, едим вместо полноценного компесирующего отдыха за полгода, и потом еще 2 недели релаксируем, приходим в себя, чтобы выйти на работу. Либо выбирайте для себя, один раз живем, ехать (в Сочи). Я, собственно, как и все не лишен каких-то плотских вещей, но здоровьем надо заниматься и об этом вспоминаешь, когда заглядываешь в паспорт. И вот здесь надо ставить на весы - ехать отдохнуть как положено там (в Сочи), причем не в жару, а в то время, когда погода для нас комфортна - это я говорю словами Дмитрия Владимировича.  Для нас было важно за эти 2 дня донести до Ижевска, показать этот продукт, положить на чашу весов. Но язнаю одно, после того как я открыл для себя Сочи по-новому, заграница для меня на ближайшее время не интересна. Достаточно съездить в Италию раз в 3 года, в страну, которая мне по духу близка. Этого достаточно, а все остальное я получил и увидел там (в Сочи). Я уехал голодный, пробыв там 9 дней в сентябре, и хочу туда снова. 600 верст на машине от Крымского полуострова и до Абхазии, я не наелся, я хочу снова. 

Аганов: Мы бы хотели узнать про парк (ИжАвиа). Что будет, когда будет?

Попов: Когда же боинги появятся, Александр Викторович? 

Городилов: Я боюсь вызвать потоки гнева, или быть не популярным - зачем, кстати, и не стремлюсь. Мы всё в своей стране советское рушим до основания, затем строим новый мир, для чего? Но мы все с вами кто более мнение в зрелом возрасте, в следующем году мне «полтинник», все помним, что в то время каждый третий самолет был советским. А по безопасности полетов нам не было равных. Понятно, родилось поколение, которые не знают не «Волг», не «Запорожцев», я сам не езжу на российской технике, но вот то что касается ездить по земле и летать в воздухе, скажу, что мы оказались в выигрышном положении, после того что случилось. Прежде всего в плане обеспечения безопасности полетов. Этим всегда славилась «ИжАвиа». Нет ничего привыше этой задачи. Все наши потуги в плане сервиса, там нарядных воздушных судов, красивой еды, это мы один раз сделали и забыли, а вот над этим мы трудимся ежедневно, и этого пассажиры не видят. Поэтому по уровню, по качеству российская техника даже прошлого века,  и Як-42 - основной тип машин, на котором мы летаем, прекрасная ведь машина, она создавалась в свое время как убийца «Боингов». Не хватило у родного Отечества 24 миллиона, в то время, когда закрывали Саратовский завод, чтобы немного более экономичные двигатели сделать. Поэтому это та тема, над которой мы 177 раз подумаем, и только один раз отрежем. Мы занимаемся этим (отбором техники) с 2011-го года, как я пришел в компанию. Проработали  тему АН 148-100. Хорошо, не сунулись. Это украинский самолет. Авиакомпания «Россия» пулковская их эксплуатировала, в то время мы там жили, ночевали, шесть самолетов - два из них  постоянно стояли, четыре с грехом пополам летали. У нас нет денег и подкожной жировой прослойки, чтобы обкатывать ее. Техника сырая, неэкономичная. Пусть не обижаются те, кто ее в свое время изобретал. Металлом сюда в Ижевск, я живу здесь в Удмуртии, да какая разница где, металлом сюда западный, который стоит там в штате Невада со сорванными копытами,  со слитыми маслами и с табличками «Не для полетов над территорией США», и который берут отдельные авиакомпании, даже из середнячков и крупных, я сюда никогда не возьму. Можно обзывать меня бесконечно долго. Поэтому тот, кто летает на российской технике делает очень правильно. Мы все равно знаем, что надо переходить. ЯК-42-му осталось 3-5 лет на рынке, где мы летаем, и немного больше на Севере, где никакие «Боинги» не заменят наш этот тип. Который не прихотлив, который прощает то, что не простил, пусть меня простят коллеги, "Боинг" в Татарстане. Наша техника прощает. У нас другие пилоты. Они сегодня летают, пилотируют по правилам полетов по приборам в ограниченных метео-минимумах. И каждый вторый пилот, сидящий на второй чашке (есть коммандир воздушного судна, а есть второй пилот)... каждый второй пилот, хотя это не оговоренно и не требуют федеральные авиационные правила, умеет в случае чего самостоятельно взлететь и посадить, уверенно пилотируя. Мы пилотируем технику при взлетах и посадках в ручном режиме, пусть не обижаются коллеги, которые используют автоматы, они постепенно превращаются в операторов ЭВМ. Все равно это и до нас дойдет, но мы хоть немного оттянем момент. Мы смотрим очень внимательно на рынок. И я понимаю, что в этот переходный период, когда в 2018-м в небо поднимут самолет МС-21, с легкой руки Рогозина он получил наименование ЯК-142, а это конструкторское бюро говорит о надежности. За всю их историю было всего лишь две авиационных катастрофы по отказу техники... Все остальные по причине человеческого фактора. Та же авария с «Локомотивом» (хоккейный клуб), когда всю страну хотели лишить этого типа (самолетов). Я никогда не дам эту технику (ЯК) в обиду. Но в то же время понимаю, что этот тип уходящий.  И мы усиленно работаем. Это не так, как с автомобилем, когда пошел раз в 3-4 года поменял. Нет. За этим стоит гигантский труд, обучение летного состава. Подготовка одного коммандира - более 1 миллиона рублей на российскую технику, а на западную с учетом того, что сейчас творится... Поэтому хорошо, что мы не сунулись в это дело. Я так думаю, будет МС-21 - он уже заглянул в день завтрашний... Это шикарная техника. 

Аганов: То есть они у нас тоже будут?

Городилов: Подождите, подождите. Еще раз говорю, здесь надо 177 раз наложить на нашу экономику. Самолет должен 20 часов из 24-х летать, приносить прибыль. Поэтому мы должны  наложить на расписание и подготовить коммерческую загрузку, предложение. Сегодня конкурировать на рынке очень сложно. Поэтому на оставшиеся 4 года (до запуска МС-21) мы ищем какой-то переходный вариант, в том числе рассматриваем и «Сухой Суперджет». Появилась компановка на 103 кресла. Это очень близко к нам. Вот там экономика может поработать, потому что мы расходуем на час полета более 3 тонн (топлива), а там эта экономика на два двигателя в среднем 2,1 тонны. Понятно, что самолет все равно долларовый и в евро, 85% комплектующих западного производства. Пересчитывайте на курс. Сегодня содержание лизинговых платежей на одного "сухого", чтобы всем было понятно сам самолет стоит более 1 миллиарда рублей, но в собственность берут только те, кто нарвался на какую-то золотоносную жилу. Так вот по операционному лизингу (по истечению срока эксплуатации техника сдается собственнику) цена "сухого" сегодня составляет 10 миллионов русских рублей в месяц. На эту сумму мы сегодня содержим три ЯК-42 с половинкой. Здесь мы, к сожалению, стеснены тем, что случилось после трагедии в Ярославле. А почему-то в родном Отечетстве посчитали, что их безопасность, я с этим категорически не согласен, будет гораздо выше, если для авиакомпании определить четкую цифру - не менее 8 воздушных судов такой-то вместимости, не менее 3 воздушных судов другой вместимости. Мы и по тому, и по тому критерию соответствуем.  Нам больше воздушных судов не надо. Это же колоссальная нагрузка. Поэтому, чтобы перейти на новый тип, мне надо освободиться от тех, напоминаю, один за три, а федеральные правила количество снизить не дают. Но скажу твердо и уверенно, что мы все равно порадуем жителей Ижевска, Удмуртии и других регионов. 

Аганов: Андрей (Попову), ты, как человек, который занимается туризмом профессионально, пользуешься услугами компании «ИжАвиа»?

Попов:  Да, регулярно. 

Аганов: Что тебе нравится?

Попов: Гречка. Легендарная гречка. Честное слово нигде не ел такой вскунятины, особенно когда ты летишь откуда-то из далека, и вот ты соскучился по русской еде, думаешь, прилечу домой наварю борща. В Москве садишься на "ИжАвиа" и понимаешь, что сейчас будет любимая гречка. Не знаю, может там есть волшебный рецепт. 

Аганов: Как составляется меню?

Городилов: Жаль не предупредил начальника службы общественного питания, это шеф-повар гильдии поваров России Судаков Владимир Юрьевич. Многие его в Ижевске знают. Дело в том, что я, уходя на работу в «ИжАвиа», знал, что везде нужны единомышленники. А эта отрасль очень хрупкая, тонкая вещь, о которой нельзя говорить плохо. Надо с большой осторожностью подходить к любому сказанному слову и также к кадрам. Не мы придумали, кадры делают все. Со мной ушло 19 человек, подавляющее большинство на зарплату гораздо меньшую. Владимир Юрьевич как раз из той среды. Он из тех, кто ставил сеть японских ресторанов в нашем городе, его все знают. Мы понимали в 2011-м году - ну вот сухарики, ну вот вафли, сок в тетрапаке, здорово это все.  Когда садишься утром в 5 часов, конечно, есть не хочется, чашку кофе заглотил и все, но любому нормальному мужику, да и у женскому полу, когда уже в семь часов сидишь в самолете, наверное, хочется перекусить, это естественная вещь. А еще 2 часа до Москвы, а там перекусить некогда, поэтому в этом смысле аэропорт  и авиакомпанию трудно разделить. И наша фишка была в этом. Один раз сделали, а теперь просто меняем. Это то, что видит пассажир, как и воздушное судно, как и аэровокзал, как и то на чем его подвезут. Благодарю Володю, что он согласился и сейчас со всем коллективом делает великолепное дело. Знаете, коли  я из чекистов, я все время и с другой стороны захожу - доверяй, но проверяй. Я его частенько посылаю инкогнито на рейсах нашей компании посмотреть как там его подчиненные в этот раз загрузили, все ли доложили, а в салоне эконом-класса его часто узнают и уже шутят: Судаков, когда суши давать будешь?

Аганов: А какой пищи на борту хотелось бы Вам лично? 

Городилов: Но я уже давно по утрам останавливаюсь на каше. Поэтому на утренний рейс - что туда, что обратно... мы же в Москве ничего не берем, насколько позволяет продолжительность рейса, больше 5 часов глубокой заморозки, мы стараемся и туда, и обратно обязательно свозить только свое, приготовленное у себя и потом подогреть в печке. Если где-то макарончики пригорают, сразу у всех жителей прошу прощения, тех, кто летает, и тех, кто еще полетит с нами. Стараемся разнообразить меню, делаем его максимально полезным. В бизнес-классе получили лицензию, подаем спиртное по всем государственным праздникам, а их у нас 13 или 16 в году. Обязательно всем пассажирам подаем бокал хорошего вина. Никогда не будем давать водку, давать пиво - формировать плохой вкус. Нет. Ну а прежде всего это нормальная здоровая пища в ассортименте. Мне важен пассажир. За 2014 год более 80 благодарностей в бортовом журнале, такого не было за последние 9 лет. Народ голосует билетами. Слава богу, сегодня мы не монополисты в Ижевске. Раньше только ленивый в нас не плевал, сегодня вот она ситуация. А домашняя компания тем и сильна, ну посмотрите  чем кормят наши коллеги. Вкусно и хорошо кормить - наша фишка. И не экономить. 

Аганов: Как формируется цена на билет? 

Городилов: Если очень коротко, структура цены на рейс - возьмите лист А4, ручку, разделите строчки на три миллиметра. Я их объединю по следующим позициям: затраты на керосин - порядка 47% стоимости от билета, обслуживание в аэропорту - 2%, аэронавигационное обслуживание по трассе - 3%, метео-обеспечение и прочее по мелочи. Когда мы складываем все затраты, получаются прямые затраты для выполнения этого рейса. Добавляется небольшой коэффициент рентабельности, разумный, и отсюда создается средний тариф. А все остальное уже пляшет - более дешевый тариф, кто-то успел купить пораньше, или кто-то сдал, и ты за день успел отхватить из интернета. В кармане Городилов ничего не держит, я вас уверяю. За этим четко следит Михал Михалыч Маренников (руководитель УФАС УР). Все на сайте, не больше не меньше. Но жизнь не стоит на месте, и поэтому не всегда уследишь за тем, что происходит. Вот все что творится с долларом, евро. Те кто сидит за рулем, не падайте в обморок. За 9 месяцев посчитали, прослезились. Мы примерно предполагали, что что-то будет, закладывали порядка 10% роста потребительских цен, инфляции в билеты. Не одной жалобы, потому что мы все это сделали деликатно, мягко, плавно. Я думаю, что очень уж сильно никто этого не ощутил.   И вообще мы уже года 3-4 по серьезному не трогали (стоимость билетов), и не будем. Ну так вот, когда мы по 9 месяцам посчитали дополнительные расходы, которые возникли у нас, а мы заключаем в год до 7,5-8 тысяч договоров: керосин, кормежка в других аэропортах, все услуги. Дополнительно расходы за 9 месяцев выросли при тех же расходах, что и в 2013-м, на 118 миллионов рублей. Сразу скажу, что мы не собираемся перекладывать на пассажиров, смотрим уже в следующий год. Мы сейчас в декабре должны залезть во многие субсидированные программы и постараемся эти вещи на пассажира не переложить. Там будут  субсидироваться Крым, Севастополь, ряд других направлений, не только из Питера и Москвы, но и из других городов, благо парк нам это дело позволяет. Составляется цена вот так. Еще раз подчеркну, что ни рубля лишнего мне не добавить, но и в тоже слетать в убыток никто не даст. 

Попов: Говорят,  у вас появился новый поставщик топлива. Это как-то может отразиться на цене?

Городилов: Не я придумал антимонопольные вещи, с незапамятных времен существует Постановление Правительства РФ - в каждом аэропорту должен быть альтернативный топливозаправщик. Нас как-то обходили стороной, теперь вот он пояивлся. Не пустить, отказать, естественно, это было не в компетенции Городилова, не Главы Республики, поэтому действительно этот альтернативный заправщик будет. Я думаю, конкуренция приведет только к понижению цен соответственно, но во всяком случае точно не к росту в обозримом будущем стоимости аивабилетов. Ну и всегда есть, еще раз говорю, возможность выбора. Про Нижнекамск, пусть простят меня слушатели...

Аганов: Оттуда летают часто, кстати...

Городилов: Но человек волен выбирать. Мы не монополисты, и я сторонник открытого неба, и рано или поздно мы к этому придем, будем пускать и «Боинги» и «Аэробусы». Когда отремонтируем полосы и федеральную программу перенесем с 2018-го года на чуть раньше. Глава Республики мне уже поставил такую задачу. На следующей неделе будем встречаться у руководителя Федерального агентства воздушного транспорта. Он в очень хорошем смысле неровно дышит к ижевскому авиатранспорту. 

Аганов: Вопрос, который, наверное, во главе угла у любого жителя Республики. Когда у нас будет международный терминал?

Городилов: Прекрасно понимаю озабоченность жителей республики. И справедливы вопросы: А что это все вокруг в международных, а мы? Мне бы не хотелось, чтобы мы кидали камнями в тех, кто уже сегодня не работает.  Честно говоря, мы проспали этот момент, когда был упрощённый порядок получения статуса международного. В 80-90-е мы были международными. Помогла нам инспекции США, которая работала по договору о стратегических ракетах меньшей и средней дальности в Воткинске. У нас садились «Геркулесы», и у меня еще есть те коммандиры судов, которые отсюда возили в Турцию на «туполях-134». Было такое время. Все, время ушло. Требования изменились. Нас в федеральной программе государственной границы на 2010 -2020-е годы нет, там где предусмотрено федеральное финансирование. Есть два критерия, по которым нужно попасть: чтобы ближе 500 километров от Ижевска не было другого международного аэропорта, и чтобы пассажиропоток твоего аэропорта был не менее 1%, от показанного годом ранее по всей стране. Вот для примера, страна Россия перевезла 85 миллионов пассажиров в прошлом году. Чтобы претендовать Ижевску на эти дела, мы должны перевезти 850 тысяч пассажиров. В 2011-м предприятие принимало 168 тысяч, сегодня героическими усилиями 300 тысяч. Поэтому есть другой обходной путь. Александр Васильевич поедет, если не в этом году перед Новым годом, то в следующем, с письмом Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу, в виде исключения за собственные деньги, подчеркиваю, разрешите построиться. Тогда эти два критерия уходят в сторону, потому что мы не претендуем на федеральные деньги, которые и не заложены в бюджете. 

Попов: То есть не рубля у России не просим. Все сделаем сами.

Городилов: Все сделаем сами, только разрешите. Если мы осилим его за 2,5 - 3 года, я себе и всему коллективу поставлю «отлично». Потому что другие компании, другие города, которые также получали статус международного последними, они шли к этому - один 5 лет, другой 7 лет. Мы хотим это осилить за 2,5-3 года. Поэтому хотел попросить жителей города, земляков, потерпеть. Ну уже столько терпели. Мы, поверьте, не ковыряемся в носу, простите за этот сленг. Мы не стоим на месте. Как только команда - цепь бортового питания и реконструкции заканчиваем: медицинский пункт, который с 2007 года отсутствовал в здании аэровокзала, теперь он лучший в ПФО, работает; накопитель, кто летает, видели, мы расширили; ну и советую сравнить с соседними аэропортами, у нас очень уютный хороший аэропорт. Сразу скажу, мы ни в коем случае не будем вкладываться в тот сектор, который стоит слева от здания аэровокзала у памятника Советской эпохи, красное здание, туда надо закопать 500 миллионов, а потом еще содержать и ждать, когда он отработает.  Делаем все, чтобы его немного сохранить. Здание на балансе Управления капитального строительства при Правительстве УР. Поэтому, как и в начале передачи, опять говорю, мы не будем изобретать велосипед. Надо как Оренбург, как Нижнекамск. Оренбург сделал небольшой пристрой, на имеющихся площадях по реверсивной схеме в 2007 году создал, и начал там от самых элементарных чартеров в Турцию, в Анталию. Сегодня там сделали небольшой пристрой,  раз в 10 дней отправляют 2 100 пассажиров в зарубежье. Мы идем по этой же схеме, на имеющихся  площадях три элемента уже сделали, сейчас надо официальное разрешение, чтобы в пустую не тратить деньги. Спасибо огромное в эфире Главе Удмуртии Александру Васильевичу Соловьеву, Правительству УР, Савельеву Виктору Алексеевичу, председателю Государственного Совета. У них у всех есть понимание необходимости существования регионального авиаперевозчика. Не будет "ИжАвиа"... не дай Бог! Вот все потом вспомнят. Придет другая авиакомпания. Летать в удобное для нее время, по удобным для нее же тарифам. А мы домашняя компания. Это имидж такой, и мы сделаем все, чтобы доверие никуда не делось.     

Аганов: Когда открывается международный терминал, какие направления первыми открываются? Это Турция, Египет, или что-то другое? 

Городилов: Надо же понимать, в обозримом будущем мы не будем ни как Москва, ни как Санкт-Петербург. То есть ругелярных рейсов в обозримом будущем ждать не стоит. Подчеркиваю, что не только «ИжАвиа» будет летать, когда мы поменяем тип, потому что на «ЯК-42» до той же Турции мы только 60 пассажиров сегодня перевезем. А остальные?! Понятно, что рейс будет либо убыточным, либо цены заоблочными. Поэтому ждем того момента, когда зайдут и на так любимой кем-то иностранной технике. Но будут, конечно же, для начала через туроператоров основные направления. Вот туда, о чем Вы сказали. Сегодня их море. Чехия открывается круглодично, до Египта, естественно, дотянемся. 

Попов: Можно далеко не ходить за примером. Тот же Нижнекамск. Египет, Турция и единичные рейсы до Тайланда они открывают. Но тут ведь еще один момент - вопрос инвестиционной привлекательности региона. Мы же много говорим о том, что у нас открываются кластеры, те же свободные экономические зоны. 

Городилов: Вот, Андрей, тебе спасибо большое за это уточнение. Это вот какую вещь напомнило. У нас в отличие от других городов, которым уже отказали в открытии международного сектора, море аргументов. Мы же сделали не просто так: давай летать, открываем и все. Нет. Мы еще в 2012-м году заказали экономическое обоснование, это такой труд как Большая Советская энциклопедия, если кто помнит.  Один из последних  Московских Государственных научно-исследовательских интститутов аэропроектов сделал нам обоснование открытия пункта пропуска через государственную границу в аэропорту города Ижевск. Там прописан экономический, социальный минус, если нас в международном секторе не будет еще 25 лет, то народ потеряет 775 миллионов рублей того 2012-го года. Это затраты из кошелька жителей республики на переезд через Нижнекамск, Москву и т.д , не только неудобство. И мимо кассы аэропорта Ижевска и налогов Удмуртии проходит по показателю 2012 года 40 тысяч населения, которое вынуждено летать зарубеж из других городов. Аргументы простые - у нас 90% стрелкового оружия. Привлекательность понятна.  Ижевский Автозавод, на котором мы с регулярной периодичностью собираем иномарки, и летают иностранцы. У нас чайковский трамплинный комплекс, который при Путине (которого, кстати, я как человека, как патриота страны просто обожаю),  он не хуже чем в Олимпийском, там ежегодно проводятся неменее 8 соревнований международного уровня. Или из Перми 220 километров шкандыбать будешь, или поедешь отсюда. Чайковский стоит на коленях: Братцы, открывайтесь! Мы надеемся, что эти аргументы повлияют на Президента.

Аганов: Будем ли летать в близлежащие города, Казань и т.д?

Городилов:  Будут летать другие перевозчики. Мы скованы крейсерной вместимостью воздушных судов. На ЯК-42 желательно летать на расстоянии 600 км не менее. Это экономика. Поэтому если состыкуемся через Казань и дальше на ЯК-42, конечно, будем. Но  это будет 1-2 раза в неделю. Люди просят, как минимум, 3 раза. Поэтому это будет, скорее всего, епархия тех перевозчиков. Глава Удмуртии уже просил об этом Михаила Викторовича Бабича (полпреда в ПФО), чтобы он, простите за выражение, нагнул, вот этих перевозчиков, летающих в ПФО на авиации немного другой вместимости - от 8 до 19 кресел. Вот они должны. Слишком близко. Но и народ можно понять. Люблю на машине ездить, но когда 5-6 часов, это уже не в радость. Минтранс держит на особом контроле эту тему. Пермь, тут может я не совсем соглашусь, по дороге 350 километров, и трасса загружена в 2 раза меньше, чем на Нижнекамск, а Казань - обязательно. Будем затаскивать других перевозчиков. Мы открыты для всех. 

Аганов: Александр Викторович, у меня есть для Вас небольшой мини-блиц, просто как для человека, живущего в Ижевске.  Какая ваша любимая книга?

Городилов:  Читал в детстве запоем, сейчас не могу этим похвалиться на весь эфир. Если честно уже забыл как внучка выглядит. Живем на работе. Она вчера вот пришла домой, дождалась 11 часов, когда я приеду: Деда, я буду у тебя ночевать. А если вернуться к вопросу, пусть правильно поймут жители, у меня любимый персонаж, любимый писатель - это Марио Пьюзо,  «Крестный отец». Не потому что он бандит.  Дон Корлеоне всегда старался помочь людям хоть на копейку, хоть на сто рублей. Не из корыстной цели, рассчитывая на то, что ему когда-то ответят. А вот просто так. И тебе воздастся сторицей.  Надо всегда помогать и идти на встречу людям. Слово «Нет» практически отсутствует в моем лексионе, когда обращаются с просьбой родственники или знакомые. А из поэтов - Есенин, Сергей Есенин. «Песнь о собаке» иногда себе на ночь просто читаю и засыпаю. 

Аганов: А кто для Вас является эталоном мужчины? С кого берете пример?

Городилов: Можно я промолчу. Я уже про одного сказал (улыбается)...

Аганов: Будем брать пример с Вас. Потому что эфир сегодня прошел на «ура». Огромное спасибо! 




Loading