РосПил: «Дорожная сфера Ижевска поразила абсолютной монополией»

Накануне, 29 сентября, правдоруб Аркадий Какашкин позабавил нас очередной авторской колонкой.  В ней писатель из народа прошелся по местным монополистам. Так уж получилось, в редакционном столе пару недель лежала серия интервью с федеральными общественниками, которые посетили Ижевск в сентябре. Представитель «РосПил-УрФО» Екатерина Петрова и основатель "РосЯмы" Алексей Беззуб не только делились опытом с местными активистами, но и проверили госзакупки, качество дорог, а также дали оценку деятельности чиновников. Именно отсутствие конкуренции в различных сферах они назвали проблемой №1 для региона.  Друг Аркаша подтолкнул нас к публикации этих интервью. Начинаем с разговора с Екатериной Петровой - руководителем проекта «РосПил-УрФО».

Роспил в Ижевске

– Расскажи  о своем визите в Ижевск 

– На самом деле все просто. Бывает такое, что некоторые регионы, часто региональные отделения партии «Прогресса», пишут мне с просьбой помочь организовать процесс мониторинга конкурсов, государственных закупок и дальнейшего обжалования, в случае если будут выявлены какие-то нарушения. Когда этот уровень достиг  критической массы, я просто предложила Тимофею (Тимофей Клабуков - координатор партии «Прогресса» в Удмуртии) организовать масштабную встречу. Зачем мы каждому по отдельности будем рассказывать что-то?! Проще организовать мероприятие, подтянуть близлежащие регионы и рассказать это все.  Тимофей через пару недель все организовал.

– Что значит «критическая масса» в данном случае?

– Ну это когда  пять-шесть регионов обращаются с одной просьбой. Посылы в основном такие: чиновники закупают дорогие машины, что нам нужно сделать? Говорю, обжалуйте в ФАС. Как обжаловть в ФАС? Берете бумагу, пишете в антимонопольную службу. А за что нам зацепиться, каков закон и т. д. Вопросов много. По факту  получается так, что я жалобу пишу для них, а  они сами все равно ничего не поняли. Потом обращаются в другой раз: давай эту закупку еще обжалуем. Я лучше научу, покажу, дам какие-то образцы, а дальше пусть сами разбираются.

– Расскажи про ваш проект?

РосПил-УрФО занимается всем. Изначально это был чисто РосПиловский проект Алексея Навального. Что касается меня лично. Я занимаюсь общественной  деятельностью более пяти лет. РосПил сначала представлял из себя узкую организацию  обжалования государственных закупок: закупок роскоши, закупок с коррупционными схемами. Вскоре мы прекратили договорные отношения с Навальным, но до сих пор сотрудничаем. РОСПИЛ-УрФО стал самостоятельной единицей. Работа пошла шире. Попадались уже такие случаи, как отчуждение муниципальной собственности, земли; реклама на общественном транспорте; битва за компенсацию запросов льготников. То есть какие-то городские или областные проблемы раньше были никому не нужны и вдруг попадали в мое поле зрение, я помогала.

– Много сторонников?

– Не много. В прошлом году пробовали выбираться в городскую Думу (Екатеринбурга), наш список набрал только 2,3%. Поддержка небольшая, но сторонники есть. У нас было недостаточно  денежных средств для предвыборных кампаний, но при этом за нас проголосовали около 8 тысяч человек.

– Ты проверила местные госзакупки. Что там?

– Честно признаюсь, посмотрела очень быстро. Не хватило времени. Передо мной стояла цель найти аукционы с нарушениями для презентации. Первый попавшийся же аукцион на закупку автомобиля оказался с нарушениями. Кто закупал я не помню. 1 млн 300 тысяч рублей – Хёндай. И еще один автомобиль Ниссан Тиано  (закупало МО Граховский район). Он не сильно дорогой, но я ярый противник покупки иномарок  для чиновников. Особенно, когда речь идет о небольших городских округах. Подобный случай был в Екатеринбурге,  но там все получилось удачно - антимонопольная служба вмешалась и аукцион аннулировали. Наша городская администрация в прошлом году зимой хотела купить два Лексуса. Документация сделана хорошо, не прикопаешься. Основной довод у меня был по максимальной скорости. У них стояло ограничение – должна быть не менее 250 км/час. На комиссии юрист администрации ответил, что глава города входит в комиссию по ЧП, а вдруг что-то случится? Как попасть из пункта А в пункт Б? Вот поэтому и такая скорость. Там были представители СМИ. Его ерунду один из журналистов выложил в интернет. Свою роль сыграл общественный резонанс. Аукцион прошел, контракт заключили, но после его расторгли. У нас в области закупок роскоши не было давно, года три почти. 

Распил и Росяма в Ижевске

– Давай вернемся к Ижевску, какие нарушения здесь?

– Я посмотрела три аукциона на покупку машин. Все они были с нарушениями. Их можно обжаловать в антимонопольной службе, если есть желание. Понятное дело, машина за 1 млн рублей- это не Лексус а за 4 миллиона.  К примеру, в администрации Екатеринбурга автопарк автомобилей 100 с лишним машин. Большая часть – Тойота-Камри, Мерседес, Лэнд-Крузер. Бензин за бюджетный счет, на уход тратится много денег - я против этого. Пусть закупают гранту - дешево и сердито. Конечно, «Камри» - это не самая дорогая машина. Базовая комплектация 900 тысяч стоит, но чиновники покупают за 1 600 000 люкс. Почему? Обязательно нужны кожаные сиденья. Зачем вам это? Ваша работа не в машине сидеть, а в кабинете. Заниматься делами общегородскими, вести прием граждан. Но это не запрещено законом. Чиновник что  захотел себе, то и купил. Поэтому нарушения, как правило, ищутся формальные. Самое частое при покупке автомобилей - это заточка под конкретного производителя. Если чиновник захотел Тойоту-Камри, то ему нужно предложить ее. Аукцион проходит только с дилером и чиновником. По техническому заданию всегда можно найти какие-либо требования, чтобы подвести под такой автомобиль, какой хочет чиновник. Причем проверить это просто. Путем нехитрых манипуляций можно сравнить с аналогичными авто других производителей. Но все равно отличия есть. Так Камри имеет несколько аналогов - Ниссан Тиана, Мазда-6 седан, Шевроле. Почему бы не устроить  конкуренцию между производителями. Пусть выигрывает более дешевая. 

– И все-таки что по местным тендерам?

– Я смотрела  тендеры, но это не ижевский аукцион. Трасса – содержание межмуниципальных дорог. В списке семь районов: Можгинский район, Сарапульский, Граховский и тд. Аукцион был отыгран на 2 млрд 180 млн рублей. Причем с единственным участником – ООО «Удмуртдорстрой». Он в свою очередь получил бюджетные деньги, распределил их на свои же компании: ДП Ижевское, Можгинская ДП и так далее. Там только одна организация не входит под крыло - кипрский офшор, даже не знаю каким боком она туда попала. В общем, «Удмуртдорстрой» распределил весь обьем работ субподрядам. Оставил себе 9,5  % от общей суммы, из которых 3% после должны были вернуть субподрядчики. На самом деле тут по закону все четко. Но по факту заказчик укрупнил  контракт, объединив семь районов в один. Понятно, что такой аукцион  мелкие компании не осилят. Логика, в принципе, читаема: лучше мы отдадим весь объем своим, а они будут там за всем следить. Минтранс, тем временем, может отдыхать и ничего не делать, только акты подписать и всё. Хотя при этой схеме произошло удорожание дорог. 6,5% остается у генподрядчика  и еще 3 % ему эти субподрядчики возвращают. Все равно удорожание есть. 

– Сумма не маленькая - более 200  миллионов получается. 

– Ну да. По идее министерство транспорта должно было отыграть 7 раз на этих аукционах с 7 районов. Понятно, что туда бы стремились более мелкие компании. Извините, но ведь это содержание, здесь не нужен жесткий контроль. Как можно облажаться на работах по содержанию?! Грубо говоря, тебе нужен самосвал, тебе нужна снегоуборочная техника, ты получаешь контрактом 350 млн рублей и обеспечен работой на три года. Можешь нанять людей, технику, и будет все нормально. Поэтому боязнь заказчика, что контракты могли достаться недобросовестным подрядчикам, неоправданна. 

Распил и Росяма в Ижевске

– В Ижевске как сейчас с этим?

– В Ижевске тоже нашла нарушения. Но тут немного не с закупками связано, а с главой Администрации. Денис Агашин будучи уже сити-мененджером, то есть муниципальным служащим, находился в Совете директоров дорожных компаний, которые входят в группу компаний ДП Ижевское. Вышел из Совета он только в 2013 году. За это время ДП Ижевское получали какие-то контракты в администрации. Тут дело в тонкостях  -  эти компании, которые входят в ДП Ижевское, на 100% принадлежат государству. В этих компаниях государственные служащие могут занимать место в совете директоров. Но сити-менеджер - это муниципальный служащий, а не государственный. До сих пор действует указ президента 1994 года, в котором описывается порядок зачислений в совет директоров  гос. служащих. И там есть оговорка, назначаться в Совет директоров таких компаний могут все граждане за исключением представителей органов местного самоуправления. Что из этого вытекает. Агашин некоторое время состоял в Совете директоров ДП Ижевское, в это время компания получала муниципальные контракты. Здесь возможен конфликт интересов. По сути, это коррупция в самом чистом ее проявлении. То есть коррупция не такая, у которой есть название - взятка откат, а коррупция как коррупция. Когда чиновник использует свое положение. 

– Какие последствия у подобных нарушений?

– За это могут снять с должности.

– Кто?

– Нужно инициировать ряд проверок, написать в прокуратуру, службу безопасности -  ФСБ. Начать проверять все ли действительно, как я предполагаю. У нас такая ситуация уже была с мэром одного из городов под Екатеринбургом. Он был акционером в одной фирме, наотдавал контрактов на 140 миллионов. Его сняли с должности и не допустили к выборам. 

– Нашла что-то еще по местным аукционам? 

– Именно по ценам, по сметам были нарушения. Это городские аукционы на ремонты дорог. У вас описывается просто общий объем работ. Например, отремонтируют  какую-то часть. Нет ни перечня объектов, ни суммы. Это, естественно, нарушение, потому что объем работ - это условие контракта по идее. Договора не заключаются  без объема работ. 

– Это нарушение закона?

– Это нарушение 44 ФЗ - Федеральной контрактной системы. Уже аукционы отыграны, контракты заключены, работы выполнены. Сейчас максимум что можно сделать - обязательно отслеживать  следующие аукционы, и успевать обжаловать в  антимонопольных службах. Тогда несоответствующие закону, если и не аннулируют, то выдадут предписание заказчику. В законе прописано, что описание предмета закупки должно состоять из объема работ, состава работ, ну и так далее. Когда конкурсы будут приведены в надлежащий вид, общественники без унижений перед местными чиновниками смогут спокойно видеть все объекты, которые предстоит отремонтировать: площадь, сметы, сколько сантиметров асфальта. Общественники смогут спокойно контролировать с помощью этих данных само выполнение работ, в случае несоответствия подавать жалобы.

– Какой срез для мониторинга ты взяла? 

– Последние год-полтора, наверное. Это очень поверхностно. У меня бы взорвался мозг, если бы я начала читать всю историю. Моя задача - оценить некоторые закупки. Я объясню все общественникам, что им с этим делать, а они уже дальше сами этот процесс  будут решать и контролировать.

– Резюмируй, пожалуйста, увиденное. 

– В принципе, ничего особенно. Чем дальше от Москвы, тем в регионах все запущенней и запущенней. Не скажу, что в Ижевске все так плохо, но дорожная  сфера меня поразила абсолютной монополией. Относительно небольших подрядчиков нет. Как я предполагаю, их просто вытеснили. Здесь одна компания. Одни и те же подрядчики. Конкуренции нет. Можно даже посмотреть статистику по отыгранным аукционам хотя бы за год. Выяснить сколько муниципальные бюджеты экономят по торгам. Уверена, не более 1%. У вас везде одни и те же фамилии. Остальные мелочевки.

– Не могу не спросить про наших общественников. В Ижевске есть такая организация «Автомобилисты Удмуртии». Из их достижений - в этом году смогли снизить смету на дорожные работы почти в два раза. Как оценишь их деятельность? 

– Я про снижение сметы в первый раз слышу. Тут на самом деле другой момент. У нас тоже работа с администрацией началась с того, что мы им предложили перейти на другой тип асфальта, более качественный. Предложили отказаться от бордюров ради удешевления сметы и оставаться на уровне ремонтов фрезой. По срокам гарантии то же самое, но дешевле. Это явная экономия денег. На сэкономленное можно отремонтировать всю площадь дорог Екатеринбурга за 10 лет. Второй, самый существенный и очень важный объем работ, который мы проделали в Екатеринбурге - это работа с гарантийными дорогами. Сейчас у нас гарантии на дороги 3 года. Мы начали долбить администрацию именно на гарантийные ремонты, потому что дороги буквально на второй-третий год – ямы, кладезь. Их тогда, как правило, заново отыгрывали на новых аукционах. Мы предложили администрации работать по гарантии, и вот 2 года у нас это продолжается. То есть подрядчики делают, претензии выполняют. А здесь по гарантиям все суды проиграны.

– С этого места подробнее. Кто подавал иск? 

Администрация Ижевска. Во-первых, получилось так, что иск подавала не сторона конфликта, а заинтересованное лицо. Ну это, в принципе, все перечеркивало изначально. Суд говорил – вычеркиваем.  Вторая претензия, на оформление акта дефектов гарантийных объектов - не приглашались подрядчики. Третий момент – это то, что подрядчикам не было выставлено никаких предварительных претензий, то есть город сразу же побежал в суд. Так проиграно четыре суда. Пока они судятся, гарантии закончатся. Этот путь никуда не ведет. У нас в  Екатеринбурге, все проходит в четыре этапа. Первый этап – на осмотр гарантийного объекта выезжают:  мэрия, общественники и подрядчики. Расписывается акт. После этого администрация выставляет претензии к подрядчикам. Подрядчики в ответ должны предоставить график выполнения работ, согласие и график. Если они игнорируют это, тогда направляются требования. Если и дальше не реагируют, только тогда подают в суд.  Администрация и нас у себя с распростертыми объятиями не ждала. Добились. Но по гарантийным объектам у вас результатов нет. А общественники уже расслабились. Хотя и результат со снижением смет – это круто! 

На самом деле умные чиновники умеют работать с общественниками. Они как с дудочкой возле кобры. Очень профессионально рассказывают небылицы. И правда веришь, будто они бедные и несчастные. Наш вице-мэр практически зачитывал нам сказки:  о том, что колеи образуются из-за шипов автомобилей, грязь в городе из-за них же, о том, что фрезой ремонтировать нельзя, нужно только менять подушку. Ну и там всякие разные небылицы. Кто- то верит, кто-то нет. А говорит  он очень убедительно и грамотно. Слушать можно до бесконечности. Но, слава богу, у нас есть Леха Беззуб (основатель движения «РосЯма»). Он взял нормативы, изучил и наши и других районов. А после сказал: «Ты не прав».  Вот и Автомобилистам Удмуртии не нужно расслабляться. Они боятся потерять лояльность администрации. В 2012 году мы впервые пришли в администрацию. Нам сказок понарассказывали... Мы начали устраивать бомбардировку бюрократическую. Нам не давали документы, которые мы хотели получить. Писали в прокуратуру. Все акты и сметы в итоге получили. Когда они поняли нашу настойчивость, сменили свою позицию. Зачем им эта прокурорская проверка? Это всегда неприятно, мало ли что выяснится. В итоге стали давать всю необходимую информацию. Принцип такой - не хотят со мной работать по-доброму, пожалуйста, я все равно буду их  бомбить.

– Не боишься?

– Нет.  Не боюсь. Мы ведь по факту нанимаем их на работу. И не надо заморачиваться над тем, что чиновники думают о тебе. Вот у нас  городская власть воюет с областной. Когда я, допустим, наезжаю на город, город думает - область ей заплатила. Когда на область, думают, что город заказал. У чиновника нет такой системы координат – человек делает бесплатно и искренне. Просто потому что, так нужно. А именно так нужно. 





Loading