Людмила Прокошева: Берегите прессу как наследие

Людмила Прокошева с 1996 года возглавляет Союз журналистов Удмуртии, отстаивает профессиональные интересы более 800 представителей республиканских СМИ. Одна из немногих в России, кому удалось добиться официального признания профессиональных заслуг журналистов. Обладатели звания «Заслуженный журналист Удмуртии» получают льготы и субсидии из республиканского бюджета, на федеральном уровне такого звания нет. Людмила Михайловна по-прежнему ведет активную профессиональную деятельность, по праву считается мастером «неудобного» вопроса, регулярно посещает пресс-конференции, в поисках истины не делает скидок на должности и звания. Известный борец за свободу слова и права журналистов. Номинант Премии «Человек города 2014»

Представители республиканских СМИ, начинающие и маститые, любовно называют Людмилу Прокошеву «мамой». Почти 50 лет она посвятила работе в прессе, почти 20 из них возглавляет Союз журналистов Удмуртии. Благодаря неуемной энергии и обостренному чувству справедливости, Людмила Михайловна смогла сделать то, что ранее не удавалось практически никому в России — добилась официального признания профессиональных заслуг журналистов. Несмотря на общественную нагрузку, Людмила Прокошева остается активным «бойцом» в рядах четвертой власти, не стесняется задавать «неудобные» вопросы руководителям любого ранга и вдохновлять коллег на трудовые победы. На премию «Человек города» Людмила Прокошева номинирована за вклад в развитие СМИ в Ижевске и Удмуртской Республике. 

Пропуск в профессию

В период с 1965 по 1967 год я заведовала отделом молодежи и пионеров в Можгинском горкоме комсомола. Стремясь рассказать о наших комсомольских делах, начала приносить заметки в редакцию можгинской газеты. Они охотно публиковали. А однажды набралась смелости и написала небольшую статью в газету «Комсомолец Удмуртии». Ни на что особенно не рассчитывала, но пришел ответ: «Рады новому автору, давайте сотрудничать». Так я получила пропуск в журналистику.

Писала о том, что волновало молодежь: школьное самоуправление, пионерская и комсомольская жизнь, добрые дела... Была в моих материалах и критика, хотя критические замечания тогда не приветствовали. Только с согласования вышестоящих инстанций. Но даже в таких условиях республиканские издания позволяли себе высказываться в адрес партийных органов.

Однажды в редакцию пришло письмо: на глазовском заводе стройматериалов кирпич обжигают по старой технологии. А это означает, что условия работы невыносимые. Практически пекло! Мы организовали проверку и опубликовали результаты. На первом же совещании директор начал мне выговаривать: зачем написали? Я удивилась: чтобы мы жили и работали лучше! Мудрый руководитель почитает газету, вызовет начальника указанного участка и скажет: «Посмотрите, до чего мы дожили, нас газеты критикуют! Давайте принимать меры!» Критику нужно использовать во благо, а обиды — бесполезная трата времени и энергии. Такие ситуации возникали повсеместно. Но сейчас, на мой взгляд, проблема критики в СМИ стоит еще более остро. Никого нельзя обижать, потому что у редакций нет финансовой самостоятельности. Ее почти не было и в советские времена, за исключением крупных изданий. Но тогда и цен таких не было на бумагу, полиграфию. А сейчас все в таких тисках, деваться некуда: кто платит, тот и заказывает музыку. 

Границы разумного 

Пользоваться привилегией свободы слова может только тот, кто финансово независим. Но есть у этого явления и оборотная сторона. Яркий пример — недавние события во Франции. Я искренне скорблю по журналистам из Charlie Hebdo, но считаю, что они сами спровоцировали воинствующих мусульман. Абсолютной свободы, вседозволенности не существует. Мы все так или иначе зависимы от семьи, друзей, коллег, законов общества. И журналист должен искать разумный баланс между объективной реальностью, собственными амбициями и интересами читателей. 

Вы заметили, как много сейчас в масс-медиа начальников? На обсуждение настоящих проблем порой не остается места в хронометраже программ и на газетных полосах. Специально пролистала «Удмуртскую правду» за тот период, когда первым секретарем компартии Удмуртии был Валерий Константинович Марисов. Его фотографию публиковали дважды в год, не чаще. Исключением стал визит Устинова. А сейчас — где-то ленточку перерезал, шоферу руку пожал, с пенсионерами поговорил — каждый шаг тут же появляется в газетах и на экранах. Не думаю, что такой «пиар» работает во благо. Раньше имидж руководителя зарабатывали, теперь создают искусственно. 

Короли и шуты

В Союзе журналистов я с 1978 года. Тогда перед профсоюзами стояли в том числе политические задачи. Сейчас наша миссия, прежде всего, просветительская. Занимаемся организацией семинаров по повышению квалификации, помогаем школьникам готовиться к поступлению на профильные факультеты, причем не только ижевские, наши ребята уезжают в Санкт-Петербург, Москву, Екатеринбург.

Второе направление — работа с ветеранами. Часто о них некому позаботиться, потому что газет, которым они отдали часть своей жизни, давно уже нет. К счастью, в Удмуртии есть официальное звание «Заслуженный журналист Удмуртии». Нам удалось доказать необходимость этого звания на уровне республики, сейчас хочется, чтобы инициативу подхватили в российском правительстве. Есть заслуженные учителя, артисты и агрономы, а журналистов нет. Это ошибка, которую необходимо исправить.

Есть ли у меня рычаги для защиты журналистов? Когда я вижу несправедливость, я всегда об этом говорю во всеуслышание. И этого часто оказывается достаточно, чтобы прислушались, задумались и начали действовать. Очень важно, чтобы журналисты входили в спор, не боялись полемики! Мы все прекрасно знаем, что взгляд замыливается, как у нас, так и у чиновников. При царях были шуты, они будоражили умы правителей. Сейчас это миссия журналистов — не позволять власти дремать и почивать на лаврах. Кто-то обязательно заметит: шуты еще и развлекали царей... Но развлекательных функций СМИ никто не оспаривает. Порой мы, даже сами того не желая, веселим народ своими «перлами». 

Конструктивное общение

К сожалению, местные СМИ сейчас все чаще делают акцент на короткие новости, а не серьезные аналитические материалы. В Ижевске нет независимой прессы, так называемой оппозиционной. Для того чтобы содержать подобного рода масс-медиа, нужны огромные средства. Как показало время, даже наши олигархи не в состоянии длительное время финансировать «карманные» газеты, телеканалы и радиостанции. 

Те газеты, которые у нас до сих пор существуют, очень спокойные, я бы сказала, ровные. И так называемую «заказуху» никто даже не пытается скрыть. Жаль, что столько труда уходит на создание никому не интересной рекламы, лучше бы эти площади отдавали под качественную, профессиональную аналитику. Множество вопросов могли бы осветить современные журналисты: о перспективах заводов, которые еще остались в Удмуртии, о том, что происходит в наших деревнях... 

Кстати, в том, что мало внимания уделяется теме развития промышленности, вина не только местных редакций. Часто сами заводы отказываются сотрудничать, предоставлять информацию, говорят: «Мы — федералы, зачем нам общаться с региональной прессой?» Странная позиция, по-моему, интересы Удмуртии должны быть приоритетными для каждого из нас. Было время, когда все это осознавали. Помню, директор «Ижмаша» Белобородов был всегда доступен для наших журналистов, хотя являлся крупной персоной в масштабах всего СССР, уже тогда летал на частном самолете. Но он понимал: СМИ — это лучший способ связи с народом, часто именно журналисты могут предложить, подсказать что-то конструктивное.

Слово и дело

Сейчас эпоха интернета, хотя глобальная паутина — это не мое. Я предпочитаю традиционную прессу. Часто приходится слышать, что совсем скоро бумажных журналов и газет не станет, я на подобные разговоры не реагирую. Вспоминаю, как полвека назад «умники» утверждали: с появлением кино «умрет» театр. Сейчас есть кино, телевидение, интернет, а достать билеты на хороший спектакль по-прежнему проблема! Мы до сих пор самая читающая страна, нас трудно оторвать от настоящей газеты, срабатывает генетическая память.

Лет пять назад я побывала в Финляндии: в транспорте, кафе все читают газеты, мало того — в детских садах рассказывают о том, что такое газета и как ее создавать, есть целые обучающие программы для малышей со специальными заданиями по написанию заметок. Они берегут прессу, как наследие. Поэтому там нормальные тиражи у изданий, а у журналистов достойная жизнь.

Как я отношусь к блогерам? Хочется, пусть пишут. Но я не считаю их журналистами. Они понятия не имеют о том, что такое стилистика и профессиональная этика. Не дают себе труда задуматься о последствиях своих высказываний. А ведь еще Тютчев писал: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется». Журналистика — это ответственная работа, это такая же профессия, как врач или инженер. Не отрицаю, есть интересные блогеры, и они пишут умные вещи. Надо их читать, делать выводы и брать все ценное. Но блогер транслирует только свою точку зрения, а настоящий журналист умеет подать явление комплексно, во всем многообразии ракурсов и мнений. В этом отличие журналиста от журналюги или блогера. Хочется, чтобы молодежь, которая сейчас пребывает в состоянии выбора профессии, об этом задумывалась и приходила к нам не столько за славой, сколько за настоящим, интересным и важным делом!




Loading