Вадим Коровкин: Сердце хирурга

Если кто-то из молодых докторов не превзошел своего учителя, значит, грош ему цена. Заведующий отделением хирургии городской больницы № 9 придерживается этого правила на протяжении 35 лет (!) карьеры и пытается донести эту мысль до новых поколений врачей. Сам при этом не останавливается ни на минуту: говорит, что если в течение года не внедрит хотя бы одну новую методику в хирургии, уйдет на пенсию. А ведь, оканчивая школу, Вадим Афанасьевич и представить не мог, что его жизнь будет неразрывно связана с медициной. 

— После окончания художественной школы Вы хотели стать архитектором. Что привело Вас в мединститут? 

— В те годы был большой поток желающих стать врачами. Мама пугала, что если буду плохо учиться, она отправит меня в медицинский. Поэтому я старался. И собирал документы в Свердловский архитектурный. Но в последний момент одноклассники уговорили поступать с ними в мединститут. В итоге пошел со всеми. И из всего потока поступил только я и девочка из параллельного класса.

— Когда наступила влюбленность в профессию? 

— С первых курсов. Я втянулся очень быстро. Если пытаться вспомнить негативные моменты обучения, позитивных все равно больше. Ну, а если уж мужчине быть в медицине, и не в хирургии… Как уж так? Хотя на мое решение о специализации сильно повлияла Любовь Владимировна Вахрушева. Она преподавала общую хирургию. Фронтовичка. Я никогда не забуду ее маленькие ручки: они двигались невероятно быстро, делали все чисто. Меня ее работа очень впечатлила, и я не сомневался, что пойду именно в хирургию. 

— Какой была ваша первая самостоятельная операция? 

— На шестом курсе. Единственная аппендэктомия за год, выполненная студентом нашей группы, во второй горбольнице. Помогала мне Лидия Филипповна Вершинина. Я помню чувство полного восторга! Тогда мне показалось, что я сделал все идеально. Никогда не забуду!

— Сегодня операции на внутренних органах, которые проводятся через небольшие проколы и с помощью эндоскопа (лапароскопия), широко распространены. Но метод появился и закрепился относительно недавно. Расскажите, как Вы познакомились с этой техникой?

— Впервые эндоскопией увлекся на шестом курсе. Под руководством Юрия Константиновича Мартиросова, будучи студентом, выполнил около 100 самостоятельных исследований! Это считалось чем-то уникальным, и, конечно, мне крупно повезло. Когда я проходил ординатуру в РКБ № 1, познакомился с методами лапароскопии. То, что удалось сделать с той примитивной аппаратурой, было тогда определенным прогрессом. 

— Как получилось, что начали совмещать два метода? 

— Я брал пациентов, которых привозили на «скорой». Прежде всего, это были диагностические процедуры при подозрении на аппендицит. Сомневаешься — заглядываешь внутрь — понимаешь, есть заболевание или нет, — оставляешь ранку меньше сантиметра. Затем пациентам с острым холециститом стали вводить тоненькую трубочку в желчный пузырь, чтобы отвести желчь. Это спасало пожилых людей, которые могли не перенести наркоз и традиционную операцию. Далее в Москве я научился через маленькие отверстия извлекать камни из желчного пузыря. А чуть позднее появилась видеоэндоскопическая техника. И мне довелось пройти один из первых доклинических (учеба на животных) образовательных циклов, проводимых компанией «Джонсон и Джонсон», после которого симпатии к этому направлению хирургии окрепли еще больше и, наверное, на всю жизнь.

— Затем вы покинули РКБ № 1 после 15 лет работы и перешли с собственным коллективом в МСЧ № 3 (сейчас — горбольница № 9)? 

— Да. Тогда планировался к открытию хирургический стационар. А внедрять что-то новое гораздо удобнее в новом месте и с новым коллективом. Механический завод помог купить первую в республике эндохирургическую стойку. И пока стационар строился, мы проводили первые лапароскопические операции в поликлинике. К слову, первое видеолапароскопическое удаление желчного пузыря в России в 91-м году выполнил Галлингер. Мне удалось присутствовать на операции, а в 93-м году мы уже успешно работали по этой методике в Удмуртии. В 1997 году, обобщив результаты нашей работы, Аркадий Яковлевич Мальчиков (сегодня главврач горбольницы № 9) доложил их на съезде эндохирургов России. Было много споров. Подобных операций в поликлиниках вообще никто не делал. Но большинство все же высказалось в нашу пользу и с тех пор во всех ведущих клиниках страны знают, что есть такая третья медсанчасть в Ижевске. 

— Что удалось внедрить в последние год-два? 

— В прошлом году — две принципиально новых для нас операции при грыжах живота. В позапрошлом — начали выполнять высокотехнологичные операции при хроническом панкреатите. А раньше к этому органу прикоснуться боялись! Оперируем надпочечники через три-четыре прокола, и вечером пациент уже на ногах, а не так давно приходилось полтела разрезать, чтобы добраться до этой железы. Вообще лапароскопические технологии хороши тем, что у пациентов боли слабее, он может обслуживать себя после операции и выписывается через три-четыре дня вместо обычных 10-14. Конечно, использовать все методы не получается. Высокие технологии стоят больших денег. Нам приходится выбирать «золотую середину», по возможностям и средствам. Хирургия стала дорогой. И нужно понимать: будут вложения — будет результат, не будет — хирургия откатится на 20-30 лет назад. 

— Как получилось, что при своей новаторской деятельности Вы остались в Ижевске? Вас приглашали на работу в клиники Москвы, Европы? 

— Было предложение от госпиталя им. Н.Н. Бурденко и лично генерал-полковника Ф. И. Комарова. Приглашали работать в Милан. Хорошо, что никуда не поехал! Здесь я дома. Это дорогого стоит. 

— Пациенты отзываются о Вас как исключительно добром и интеллигентом человеке. Удивляются Вашему самообладанию и тому, что Вы не позволяете себе лишнего в высказываниях. 

— Боже упаси! Пациент — всегда пациент. Он пришел за помощью. Знаете, есть фраза известного хирурга Федора Углова, которую я запомнил на всю жизнь: «На младшего закричать — не нужна большая храбрость. Повысить голос на того, кто от тебя зависит и не может тебе ответить тем же, — показатель распущенности, отсутствия самоконтроля и уважения к себе». Этого принципа я придерживаюсь и в общении с коллегами. 

— А что можете сказать о своих коллегах, коллективе? 

— Коллектив у нас замечательный. Хотя работать у нас очень непросто. Мы с самого нашего рождения очень высоко подняли планку. Ряд операций, которые делаем мы, не делает никто в республике. За четыре операционных дня в неделю мы выполняем до 30-40 плановых операций, почти половина из них малоинвазивные (щадящие). За год более 1500 операций. 

— Позвольте узнать, откуда такой поток пациентов? 

— К нам обращаются коллеги с просьбой принять своих пациентов. Звонят из горбольниц, районов республики, соседних регионов. По возможности я стараюсь не отказывать. Без каких-то определенных финансовых условий. Если пациент нуждается в помощи, которую мы в состоянии оказать, мы ее окажем. 

— А как пациенты узнают об уникальных методах, которые используются в Вашем хирургическом отделении? 

— Да, наверное, никак не узнают. Если только от нас и своих лечащих врачей… Каждый день с 14:00 мы ведем амбулаторный прием. Суть: пациент приходит, мы записываем его на операцию. В последние годы 30 процентов таких пациентов просто пришли за консультацией. Это люди, которых «тихонько» направили их лечащие доктора, чтобы узнать наше мнение. Люди из разных уголков Удмуртии, других регионов. 

— Ждать ли нам новаторских решений в 2015 году? 

— Обязательно. Еще Стендаль говорил, что стремление к новому естественно для человеческого воображения. Задумки есть. Конкретно ничего говорить не буду. Даже в план работы не включаю. Потому что когда планируешь что-то вслух, что-нибудь да не сложится. 

ДОСЬЕ


Родился 11 июня 1956 года в Ижевске

Образование: высшее медицинское, Ижевский медицинский институт (ныне ИГМА)

Достижения: врач высшей категории, «Лучший врач года МСЧ № 3» (2004), заслуженный работник здравоохранения УР (2007), «Лучший хирург года УР» (2008)

Семейное положение: женат, дочь (оканчивает ИГМА)

Увлечения: из ранних — окончил художественную школу, имеет диплом фотографа; сегодня отдает предпочтение даче и всему, что касается дерева (от колки дров до резьбы)

Принцип жизни: «Быть честным и к себе, и к людям», «Быть самим собой, и стараться не походить на кого-либо»




Loading