Бу Андерссон. Миссия выполнима

На Ижевском автозаводе хозяйствует Президент «АвтоВАЗа», топ-менеджер из Швеции Бу Инге Андерссон. Не распоряжается, не приказывает, а именно хозяйствует. Бу разглядел в  «ИжАвто» мощнейший потенциал, который никто не хотел замечать.
Уже 25 сентября состоится долгожданная премьера автомобиля LADA Vesta, проекта, над которым господин Андерссон работает последние месяцы. Для этого он на время переехал в Ижевск вместе с супругой. Этот шаг очень свойственен его натуре — при всех своих огромных возможностях он уже давно сам пересел на «Ладу» и пересадил на отечественные авто всех «шишек» тольяттинского автозавода. Бу — руководитель высшей пробы, тонко чувствующий настроение людей и, кажется, способный мотивировать на труд даже лежачий камень. Он уверен, что вопреки мнению скептиков, «ИжАвто» сегодня по силам ссовершить прорыв в российском автопроме.

Когда город в предрассветной дымке еще досматривает последние сны, по конвейеру «ИжАвто» уже размеренно движутся автомобили. В 6:45 рабочие в фирменных комбинезонах с логотипом «Лада» спешат к своим местам: никакого стереотипного для завода шума и гама — тишина и почти медицинская стерильность.
В стороне стоит группа людей в одинаковых темно-серых куртках «Лада». Рядом — маркерные доски с планами и чертежами. Собравшиеся высказываются по очереди. Со стороны происходящее напоминает экзамен, на который пригласили только отличников. В роли студентов — руководители и инженеры завода. Волнение (и это очевидно) присутствует, но говорят они по делу и без шпаргалок. Экзаменатор — сам Бу Андерссон. Президент «АВТОВАЗа» каждое утро принимает такой отчет. Топ-менеджер внимателен и внешне безэмоционален. Делает пометки в полевой блокнот.
— Когда люди так рано собираются в цехе, они понимают, что работают, как одна команда, — позже объяснил свою методику Бу. — И, благодаря этому, я получаю ясную картину того, что происходит на каждом квадрате завода. Сотрудники осознают, что их работа руководству небезразлична. Они могут на месте попросить о помощи, а я могу потребовать корректирующих мер. Собрание в 6:45 — это знак моего уважения к рабочим. Я специально провожу его за 15 минут до начала смены. Люди понимают, что их проблемы быстро найдут решение, и видят, что руководители трудятся не меньше, чем они сами.
Очередной доклад внимательно выслушан и «завизирован» привычным «Окей!». Президент переходит от доски к доске, обсуждается все: от мелких вопросов до глобальных проблем. К примеру, сегодня из-за неполадок с поставкой деталей на одном из цехов существует риск появления недоукомплектованных атомобилей.
— Я разочарован, — в голосе Бу Андерссона появляется металл. Начальнику цеха грозит «незачет», который может поставить крест на его карьере специалиста. — Мы так работать не можем.
Президент объясняет, кому и что нужно сделать. Четко, быстро. Большую часть решений оставляет на откуп ответственным. В два часа дня — доложить лично об итогах работы. Нет никаких «но» или «если».
— Это не Россия. Это Россия-АВТОВАЗ, — заключает Бу на русском, хотя обычно говорит с подчиненными на английском, через переводчика.
Итого 20 минут. На 5 минут дольше обычной планерки, и в два раза короче «кризисной» — в трудные времена такое совещание может длиться до часа.

Забег по цехам


Бу — топ-менеджер, каких периферия обычно видит только в выпусках новостей. Он как тот мэр Лондона, который ездит на работу на велосипеде и о котором мечтает любой город.
В юности Бу неплохо бегал, он и сейчас проносится по цехам с проверкой почти бегом. Шаг его — быстрый, однако со стороны вовсе не кажется, что он куда-то торопится. Это его ежедневный маршрут по заводу, каждый уголок которого он уже успел выучить наизусть. Эффективность производства Бу Андерссон меряет, в том числе, шагами. Президент может резко сменить направление, заставляя колонну сопровождающих маневрировать, следуя за ним. На ходу раздает задания помощникам— не часто и сжато. Каждый, кто работает рядом с ним, знает, что теперь одна из приоритетных вещей в гардеробе — удобная обувь. Ходить придется много.
Очевидно, что характер его во многом сформировала служба в армии. Подчиненные говорят, что Бу человек жесткий и даже авторитарный. Но чего у него не отнять — это справедливость решений. За пятилетнюю карьеру в «Группе ГАЗ», куда он пришел, покинув General Motors, он ни разу не повысил зарплату ни себе, ни директорам. Зарплаты рабочих при этом выросли на 35%. На «АВТОВАЗе» он заставил менеджеров выставить на торги роскошные Infiniti и пересесть на «Ладу», а 20 млн рублей, вырученных от продажи автомобилей, направил на ремонт бытовых помещений для рабочих.
В конце сентября на «ИжАвто» стартует производство LADA Vesta. Модели, которая призвана совершить прорыв и дать старт новой эре отечественного автопрома. Рынок ждет ее, как заводчане тринадцатой зарплаты. Давление извне колоссальное. Руководители завода следом за Бу отказались от выходных и отпусков, вняв главному правилу Президента:
— Я научился одной вещи: нельзя опоздать поздно, вы опаздываете рано.
По его мнению, проект рискует быть запущенным с опозданием из-за «накопительного эффекта» череды недоработок, возникшей с самого начала.

LADA VESTA на ощупь


Тестовые модели новинок стоят в сборочном цехе в четырех цветовых вариациях. В глаза бросается обновленный логотип «Лады» — объемный и рельефный. Работа Стива Маттина, главного дизайнера «АВТОВАЗа», ранее — дизайнера Volvo и Mercedes-Benz. Бу детально осматривает каждый автомобиль. Открывает и закрывает двери, багажник. Трогает обивку сидений. Садится в салон. Открывает бардачок. Выходит. Ладонью проводит по защитной пленке. Спрашивает что-то у коллег на шведском.
— До назначения я знал о «Ладе» совсем немного, — рассказывает Президент. — Люди всегда отмечали их недостатки. Что их двери и багажник трудно открывать и закрывать. Трудно переключать передачи. Плохая шумоизоляция. Очень много проблем с коррозией и электроникой. Мы решили все эти вопросы! Теперь двери «Лады» на уровне немецких автомобилей. Чего я точно не ожидал, так это того, что мне придется работать над этим на протяжении 6 месяцев. И каждое утро идти на прессовое производство и проверять ситуацию лично. Теперь мы можем добавить кондиционеры, подогрев зеркал, подогрев сидений — любые даже самые незначительные детали, обеспечивающие комфорт водителя и пассажиров. При выпуске новой продукции мы особенно концентрируемся именно на тех моментах, на которые люди жаловались и которыми были не довольны. Мы будем на 100% проверять все LADA Vesta и LADA XRAY до отгрузки, и после — у дилеров.
Предварительные утренние итоги умещаются в несколько предложений. Но, как известно, «дьявол кроется в деталях». Появление Бу на «АВТОВАЗе» ознаменовалось непримиримой борьбой с этим «дьяволом». Его поведение, щепетильность стали примером для других... Во время нашего утреннего обхода на натертом до блеска полу на глаза Бу попалась бумажка. Президент, не сбавляя шаг, поднимает ее. Оглядывается — урны поблизости нет. Кладет ее в задний карман джинсов. Продолжает обход.
— Когда даешь людям хороший продукт для производства, они начинают уделять процессу и всему, что окружает этот процесс, больше внимания. Потому что чувствуют гордость за свою работу, — поясняет Президент «АВТОВАЗа». — Это касается всех звеньев. LADA Vesta и есть та самая гордость, которая выводит работу команды на новый уровень. Мне кажется, что раньше российскому автопрому уделялось недостаточно внимания. Не только автопрому, но и машиностроению. Как результат, удручающая статистика— у 75% потребителей есть негативный опыт общения
с «Ладой». Но факт остается фактом — 14 миллионов человек в РФ водят «Ладу». Нас знают все! Мы хотим вернуть доверие покупателя, запуская новую продукцию, потому что людей не волнует наше производство. Их волнует результат.
Мотивация сотрудников заключается не только в «сухом пайке» из самого Бу и озвученной им цели. На «ИжАвто» проходят регулярные обучения и тренинги. На заводе работает много иностранцев. Наших рабочих пришлось учить, казалось бы, базовым вещам— к примеру, правильно наносить защитную пленку на автомобили. Итог, в который не могут поверить специалисты мировых автоконцернов: одни руки выпускают и LADA и Nissan (Centra и Tiida). На заводе регулярно проходят конкурсы профмастерства. В прошлом году победителя наградили путевкой в Египет, в этом году лучшему из лучших вручат новенькую «LADA Гранта» в люксовой комплектации.
На этой позитивной ноте Бу и его помощники садятся в микроавтобус. Объезд по территории. Президент молча смотрит в окно. В офис!

Тет-а-Тет


Бу Андерссен всегда погружен в работу. В этом весь он. По нашей просьбе специально для фотосессии и съемки обложки он сменил фирменную спецовку на деловой костюм. В переговорке, где Президент «АВТОВАЗа» согласился ответить на несколько вопросов для журнала Gorod, опять же исключительно рабочая атмосфера. Все кресла одинаковые, и только у самого Президента — ярко-желтое, цвета «Ростехнологий». Желтый — цвет уверенных в себе людей.
— Вы возглавили российский автоконцерн. Это, можно сказать, расстрельная должность. Русские исторически с недоверием относятся к отечественным авто. Что вас мотивировало согласиться?
— Я приехал в Россию 19 июня 2009 года. Это были очень сложные времена. Но что я увидел тогда в «Группе «ГАЗ» — люди искали изменений. Когда я тв январе 2014 года пришел на «АВТОВАЗ», на самом деле никто не хотел перемен. И первые полгода они часто говорили: до того, как вы пришли, все было нормально... Что мне сейчас напоминает о моих первых днях на «АВТОВАЗе» — единственными, кто меня приветствовал с утра, были уборщицы, так как они четко понимали, какой у меня был план. Я помогал им с уборкой, потому что мне не нравится, когда грязь на полах... Что мы видим нового за последние четыре недели на «ИжАвто»? Руководители стали больше времени проводить в цехах, следить за процессом, давать людям больше объемов работы, больше обратной связи. Люди видят их небезразличное отношение, отсюда — меньше увольнений. А это уже важное изменение, которому изначально противились. Что мотивирует лично меня на российских производствах, так это то, что мы можем сделать все!
— Кадровый голод и низкие зарплаты — одна из основных проблем местных заводов. Как они решаются на «ИжАвто»?
— Не будет никаких высоких показателей производства, если не заботиться о людях. Людям нужны условия — чистые туалеты и душевые, удобные раздевалки, безопасные рабочие места, поддержка с точки зрения инфраструктуры. Личные предложения и просьбы людей руководство обязано принимать и решать их так же быстро, как и любые другие вопросы. Временами нужно закрывать глаза на бюрократию и делать что-то для сотрудников здесь и сейчас. Я всегда стараюсь донести до людей их значимость. Объяснить, что их работа — здесь. И это не просто работа… Кстати, я всегда замечал именно в России, что женщины работают зачастую лучше мужчин. Поэтому мы не делаем никакого разделения по гендерному признаку.
Безусловно, должна быть и дополнительная мотивация. В прошлом году мы платили работникам в Ижевске долю от прибыли. Начали с небольших шажков. Я сказал: если мы получаем прибыль — вы получите 4%. Но этого было недостаточно. В конечном итоге мы с господином Рябовым (гендиректор «ИжАвто» — прим. G) решили, что это будет 8%. Мы выплатили сотрудникам 110 млн рублей. Кроме того, немногие компании в России могут предложить людям такие возможности
карьерного роста. А у нас они есть, как на «АВТОВАЗе», так и в альянсе «Рено-Ниссан».
— Для Ижевска автозавод когда-то был одним из градообразующих предприятий. Сейчас много говорят о развитии промышленности, и понятно, что к «ИжАвто» здесь особое внимание. Получится ли вернуть былые позиции?
— Как шведский офицер я никогда не думал, что буду работать в вашей стране. Есть в этом и определенные сложные моменты… Но я вижу колоссальную отдачу. Вижу, как люди кардинально меняют свой личный взгляд на вещи. Самое важное в России — давать людям надежду.
Когда мы только запускали «ГАЗель-Бизнес», все говорили, что невозможно сделать это за такой короткий срок. Обещали сварить первый кузов к 1 марта, а я уверял: мы сделаем это на полгода раньше — к 1 ноября. Я очень давно в этом бизнесе. И знаю реальные возможности. В итоге кузов сварили 30 октября. В июне на совете директоров все говорили о том, что переводить производство LADA Vesta в Ижевск — ошибка. Говорил господин Чемезов, позже — господа Меркушкин, Скворцов, Зайцев. Об «ИжАвто» они хорошо знают... Я сказал: я не политик, но я эксперт. Перенос запуска в Ижевск — это правильное решение, и пути назад нет. Занесите это в протокол. Я знаю, что в Тольятти все намного сложнее. Поэтому я считаю, что Ижевский автозавод получит через какое-то время главную роль.
— Вы сказали, что LADA Vesta будет идеальна. Но как это скажется на ее стоимости? Для россиянина это, пожалуй, один из главных показателей «идеальности»— невысокая цена.
— Если взять большинство автомобилей, продаваемых в России, их уровень комплектации ниже базового уровня, это же касается японских и корейских брендов. Наш план — оставаться на ценовом уровне ниже 500 тысяч рублей. С современными оснащением и комплектацией, хорошей гарантией и доступными запчастями. Иногда меня спрашивают, почему мы не можем продавать автомобили по 150 тысяч рублей. Это невозможно! А если бы это было возможно, это были бы плохие автомобили. Но наше сегодняшнее предложение— конкурентоспособное.
Мы всегда будем на 20% лучше, хотя бы потому, что цены на наши запчасти всегда будут на 20% лучше. Всегда! LADA Vesta — это очень большой шаг. Дальше будет — LADA XRAY и последующее расширение продуктовой линейки. Очевидно, многие думают, что нам мало что удастся. Именно поэтому я решил присутствовать в Ижевске лично. Так что по мере приближения 25 сентября я будут спать все меньше и меньше. Все, кто пытался ранее что-то сделать на «АвтоВАЗе», терпели фиаско. Но это не мой план. За плечами у меня 25 лет работы и 330 выпущенных моделей автомобилей. И я всегда добиваюсь успеха, потому что работаю с людьми и через людей.
— Вы отправили сына в ижевскую школу.
— Пока да.
— Но мы привыкли, что люди вашего уровня, как правило, отправляют своих детей на учебу за границу. А вы выбираете обычную российскую школу. Почему?
— Я доверяю и российской медицинской системе и российскому образованию. Я посетил две школы. Я думаю, это будет для Даниэля сложным испытанием, ему всего 10 лет. Но я уверен, что это сделает его сильнее. То, что я увидел и узнал о российской системе образования, меня действительно поразило. Я удивлен тому, как учителя устроены в России. Это же касается врачей и медсестер. Можно говорить, конечно, о том, что в вашей стране это не очень престижные профессии, с низким уровнем заработка. Одно могу сказать: я редко болею, но если заболеваю, то обращаюсь именно к российским докторам.
— В вашем круглосуточном графике работы есть время для отдыха?
— Всегда получалось так, что я находился не в том месте и не в то время, чтобы расслабляться. Каждый раз приходится чувствовать ответственность. Тут не до отдыха, когда что-то идет не так. Но мне нравится, когда процессы начинают двигаться с мертвой точки, на глазах улучшаться. Вот на чем я концентрируюсь сегодня. Я уверен, что в какой-то момент все пойдет своим естественным путем, тогда я начну лучше заботиться о своей семье и вернусь к некоторым из своих хобби. Мне, например, нравится готовить и проводить время на природе. Надо сказать, что климатом Ижевск сильно напоминает мне Швецию. И как только найдется время, я обязательно познакомлюсь с историей этого города — очень важно изучить место, где работаешь и живешь.

Беседовал главный редактор МГ «Новое время» Стас Федотов

Фото: Дмитрий Дубовцев, Сергей Ившин




Loading